No Image

Чиж сергей чиграков интервью сайт

СОДЕРЖАНИЕ
0 просмотров
09 марта 2020

22 января в Таганроге состоялся концерт легендарной группы "Чиж и Ко". Живой звук, любимые песни, почти два часа счастья… А после концерта лидер группы "Чиж и Ко" и автор почти всех песен Сергей Чиграков ответил на вопросы таганрогских журналистов.
Но вначале напомним нашим читателям об истории этого коллектива. Сергей Чиграков родился в городе Дзержинске (Горьковская область). В 13 лет вместе с братом уже играл в нескольких местных группах. Учился в Ленинградском институте культуры по классу аккордеона и в джазовой студии Ленинградской консерватории (барабанщик). Был солистом, аккордеонистом и клавишником Харьковской группы "Разные люди". В 1993 году в Питере записал сольный альбом под названием "Чиж", летом 1994 года организовал группу "Чиж и Ко".
За это время "Чижы" успели объездить с гастролями весь "блюзовый" мир – от Сибири до Украины, от США до Сингапура. И до Таганрога наконец добрались. Аккурат накануне дня рождения Чигракова. 6 февраля ему исполнится 46 лет.

Поэтому корреспондент НОВОЙ начал пресс-конференцию, в которой также приняли участие представители "Таганрогской правды" и 5 канала (ТНТ-Таганрог), с вопроса:
– Вы в душе себя ощущаете 46-летним? Какой ваш внутренний возраст?
Чиж: А я откуда знаю? Никогда себе такого вопроса не задавал. Живу себе и живу. Я выгляжу на 46?
НОВАЯ: Вы хорошо выглядите.
Чиж: Ну и отлично. Вот так я себя и чувствую. Могу, конечно, наврать. Но смысл какой?
НОВАЯ: А вы часто врете в жизни?
Чиж: Нет. Уже нет.
НОВАЯ: А раньше?
Чиж: Ну, все же молодые люди врут, особенно девчонкам. А потом мне надоело врать. И я перестал. И больше не вру.
НОВАЯ: И горькие истины все принимаете?
Чиж: А что ж делать? Но, оказывается, так легче. Гораздо легче, чем врать. Можно же запутаться в конце-то концов. Так что лучше не врать.
"Таганрогская правда": Скажите, кого можно назвать вашими духовными отцами? Когда вы начинали свой творческий путь, у вас, наверное, были какие-то кумиры?
Чиж: Духовные отцы – это нечто другое (улыбнулся). У меня, конечно, были, как и у всех, кумиры. Битлы. С них все началось. А потом, но не количество кумиров, а количество людей, которые меня все впечатляли и впечатляли и в конце концов голову мою разорвали просто напрочь, все больше и больше становится. До сих пор еще это продолжается.
5 канал: Иногда ваше творчество сравнивают с творчеством группы "Аквариум"…
Чиж: Да? Кто?
5 канал: Есть такое мнение, что у вас очень похожи позиции…
Чиж: Ни фига себе. А вы у Бориса спрашивали?
5 канал: Нет. С Борисом, к сожалению, мы не встречались.
Чиж: А вы у него спросите. По-моему, это совершенно разные вещи.
5 канал: А в жизни вы дружите?
Чиж: У нас нормальные хорошие приятельские взаимоотношения. А так чтобы дружить – нет. У него своя жизнь была до меня, и своя жизнь была, когда я в Питер приехал. У меня своя. В друзья набиваться? Зачем?
НОВАЯ: А вы дружите с людьми других профессий, не музыкантами?
Чиж: Мои друзья, если исключить группу "Чиж и Ко", – это мои одноклассники. Они из совершенно других профессий.
НОВАЯ: Вы вообще в жизни сохраняете старые привязанности?
Чиж: Да. Я страшный консерватор.
"Таганрогская правда": Вы планируете запись новых проектов с харьковской группой "Разные люди"?
Чиж: Неправильный вопрос. Я могу напланировать себе хренову гору всяких дел, а господь Бог рассудит по-другому. И все мои планы никому не нужны.
НОВАЯ: У вас философское отношение к жизни… Вы считаете себя мудрым человеком?
Чиж: Да что вы! Я же разгильдяй (сказано было несколько более крепкое слово. – авт.) по жизни. Какой я мудрый человек? Это я так, сижу, выделываюсь…
5 канал: Что в вашем понимании блюз?
Чиж: Ни фига себе вопрос глобальный (рассмеялся)! Вот интересно! Ну, скажем, так: 12-тактовая музыкальная сетка. Одна из форм, на которую мне удобно класть стихи.
5 канал: А стихи – они откуда?
Чиж: Из головы. Вернее даже не из головы, а от сердца они идут. А как они туда приходят, я не знаю. Потому как если бы я знал, каким образом они туда попадают, поймал бы себя на какой-то примете, вот, мол, я это сделал, и песня написалась. Ребята, я только бы это и делал, что вызывал эту примету.
НОВАЯ: А есть какая-то отправная точка, щелчок какой-то?
Чиж: Да оно как сверху пришло, так и написал. Я пробовал писать без того, чтобы сверху что-то приходило. Борис Борисыч (Гребенщиков) так умеет. Я нет. И потому он гений.
"Таганрогская правда": Вам нравится выступать на фестивалях? Или вам больше нравятся сольные концерты?
Чиж: Раньше очень нравилось играть на фестивалях, поскольку это был единственный способ познакомиться с братьями-рокерами из других городов. Фестивали были действительно событием. Сейчас в силу того, что мы достаточно много гастролируем, мы пересекаемся с музыкантами и так, не дожидаясь фестивалей. И сейчас мне разонравилось играть на фестивалях по одной простой причине, что я не вижу там какого-то стержня. Нет человека такого крепкого, сильного, чтобы действительно всех объединил.
НОВАЯ: То есть, нет общей идеи?
Чиж: Конечно.
5 канал: А может быть, нет молодого рока?
Чиж: Да рок он, молодой или старый, есть всегда, с тех пор как рок-н-ролл у нас появился. Это ж заразно, это болезнь. С этим все нормально, а вот людей, которые бы всех объединили, нет. Раньше накопилось в душе, приезжали, выплескивали. А у кого что накопилось? У каждого свое. И это было здорово. А сейчас спонсор фестиваля кто? Пивной спонсор… Ну… ё-мое.
НОВАЯ: Вы пить бросили?
Чиж: Нет, я пить не бросил. Я пощусь. Это разные вещи.
"Таганрогская правда": Вам больше нравятся акустические концерты, маленькие посиделки типа квартирников, либо же какое-то масштабное действие?
Чиж: Я квартирники не очень люблю и очень редко теперь их играю. Я не знаю, что нужно для того, чтобы я сыграл квартирник. Если люди хотят послушать меня в какой-то своей компании… Я не вписываюсь, потому что я посторонний человек. Я там никто. И мне это не нравится. Поэтому, если кто-то хочет послушать меня в теплой обстановке, легче прийти ко мне на кухню, принести с собой литр водки, и все будет нормально. Мне нравятся такие небольшие зальчики, типа вот этого, где мы сегодня играли. Стадионы – там не доорешься, не докричишься. Там нужны какие-то стадионные песни. С этим очень хорошо справляется Юра Шевчук. У него такие песни лозунговые. Весь стадион встает и вместе с ним поет. А что я буду играть на стадионе? "Дополнительный 38-й" или "Ассоль"? Где весь смысл в тексте лежит?
5 канал: Существует такое мнение, что все равно все помнят вас, помнят "Черный кофе", "Аквариум", "Машину времени", а молодые группы забываются. Чего им не хватает, по вашему мнению?
Чиж: А черт его знает, чего им не хватает. У меня такое впечатление, что сейчас очень много развелось звезд. Слишком много. И подавляющее большинство, ну назовем это музыкантами, почему-то метят в звезды. То есть, гламур, туда-сюда, по телевизору чтоб показали, срубить денег, сделать чес по стране и жить ништяк. А о музыке как таковой речь, в общем-то, не идет. Музыка – это средство для обогащения, для популярности. Может быть, я не прав…
НОВАЯ: А для вас что такое музыка?
Чиж: Вот у меня на первом месте стоит музыка, а потом уже все остальное.
НОВАЯ: То есть, вы получаете деньги за хорошо сделанную работу?
Чиж: Это кайф вообще. Я занимаюсь тем, чем я хочу заниматься, и мне еще за это платят деньги. Я классно устроился в жизни (смеется).
НОВАЯ: А страну вы успеваете посмотреть за этими гастролями?
Чиж: Если приезжаем первый раз в город, то очень редко мы успеваем что-то посмотреть. Обычно для этого нужно 2-3 дня. В Таганроге мы второй раз. Того раза я практически не помню. Помню, что там ничего хорошего и не было. Сейчас – как небо и земля
НОВАЯ: А что сейчас запомнилось?
Чиж: Запомнилась офигенная публика. Потому что, я вам честно скажу, далеко не в каждом городе, назову города еще два-три, публика аккомпанирует бас-гитаристу за то, что он играет что-то непридуманное. Это те немногие города, где хочется импровизировать, где хочется играть. И мы сегодня пришли к выводу, что Таганрог оказался неожиданно блюзовым городом.
5 канал: Еще приедете?
Чиж: Так это ж не от нас зависит. Если позовут, естественно, приедем.
"Таганрогская правда": Что хотелось бы еще попробовать?
Чиж: Так, гомосексуализм откидываем. Много чего на самом деле. Я бы плавать хотел научиться, хотел бы, чтобы мне вшили жабры, и я бы уплыл в океан, и был бы ихтиандром.
НОВАЯ: Там холодно и мокро…
Чиж: В теплое море, в Красное. Там очень красиво.
"Таганрогская правда": Вы любите читать? Кто ваш любимый автор?
Чиж: Я не могу так отвечать на вопросы. Их много.
НОВАЯ: Сорокина вы любите?
Чиж: Да.
НОВАЯ: "День опричника" читали?
Чиж: Конечно, я у Сорокина все прочитал.
НОВАЯ: И как вам? Соотносится этот текст с тем, что происходит в стране?
Чиж: Да. А сейчас я перечитываю Иосифа Раскина "Большая энциклопедия хулиганствующего ортодокса". Очень хорошая книжка. Советую почитать. "Нефритовые четки" Акунина я с удовольствием прочитал. Просто сказочная книга.
5 канал: А откуда время читать?
Чиж: Ты еще спроси, откуда у меня время фильмы смотреть. Читать можно в туалете, начнем с этого. Фильмы смотреть можно в поездах и самолетах.
НОВАЯ: А как вы отдыхаете?
Чиж: За 12 лет я два раза был в отпуске. Первый не помню. Второй отпуск – ездили на Ямайку. По-честному на целых две недели. Я вообще ничем не занимался. Залег на пляже и сгорел на второй день…
5 канал: Вы много ездите. Почему же всегда возвращаетесь? Не думали остаться где-нибудь на теплой траве, в Англии?
Чиж: Никогда. Как бы парадоксально это не звучало, я – патриот.
НОВАЯ: Что для вас Родина?
Чиж: Там, где мат раздается русский. Я там как рыба в воде. Я себя не мыслю без того, чтобы меня не надурили (произнесено было более острое слово. – авт.) в магазине, не долили пива в пивной. Это мое.
НОВАЯ: Вы можете в таких ситуациях "поговорить на равных"?
Чиж: Зачем? Это родина наша. Ничего не надо в ней менять. Все как надо. Зато мы самые хорошие. Везде скучно, а у нас весело.

Сергей Чиж Чиграков

Размер шрифта: – +

Из биографии: Лидер группы и автор почти всех песен, Сергей ‘Чиж’ Чиграков, родился 6 февраля 1961 в городе Дзержинске. С 14 лет он вместе со своим старшим братом играет в местных ансамблях, иногда подменяя кого-нибудь из музыкантов. Там же окончивает музыкальную школу и училище. Настоящим "взрослым" опытом стала. Читать полностью

Сергей Чиграков (Чиж) отметит свое 50-летие 18 февраля большим концертом в столичном зале «Крокус Сити Холл». В программе, душевно названной «По полтинничку?», будет два отделения: акустика Сергея и его сет с группой «Чиж и Со». В преддверии юбилея корреспондент Музыки KM.Ru обстоятельно пообщался с виновником торжества.

Читайте также:  Можно ли париться с флюсом

KM.Ru: Вам исполнилось 50. Вас пугает этот факт?

– Тебе вот сколько? 34? Скоро будет 50! Вот как ты себя будешь чувствовать? Я – без понятия. Мне всегда казалось, что это вообще далеко. А сейчас – херак неожиданно – и всё. Голову я себе не забиваю, но грустно! Как-то не верю я, что мне 50. Ну нет мне пятидесяти – ни по мозгам, ни по душе, ни по мыслям. А грустно все равно.

KM.Ru: Меня умилило название концерта «По полтинничку». Чья идея была?

– Сразу скажу: идея не моя. Это придумал наш фотограф Валерий Потапов, который, собственно, и снимал меня для афиши. Он мне прислал уже готовый макетик по Сети, и там было написано: «По полтинничку». Я такой: ё-мое, отлично!

KM.Ru: Ну, назвался груздем – полезай в кузов, как говорится.

– Видимо, да. В свое время я Валеру всегда подначивал, потому что мы достаточно долго с ним работаем, и он оформлял все наши пластинки, кроме «О любви». Всякий раз я ему предлагал: «Валер, по полтинничку?» Может быть, он меня так и называет про себя «Серега-По-полтинничку», я не знаю (смеется). А что, нормальное название, мне нравится…

KM.Ru: Мне тоже очень нравится. Задушевно, теплотой веет.

KM.Ru: Коли так называется концерт, в его структуре алкоголическая тематика как-то будет проведена?

– Мы, конечно, можем замутить встречать всех зрителей с «полтинничком». Но это пропаганда алкоголя, а я его никогда не пропагандировал. Думаю, каждый сам для себя должен это решать. За молодежь я не отвечаю. Говори – не говори, пока сам человек лбом в стенку не упрется, бесполезняк. Это всё я знаю, сам проходил – и на себе, и на своих детях. На одни и те же грабли могут наступать дважды. Собственно, мы и сами такие.

KM.Ru: Ну а в песнях концерта это как-то будет обыгрываться?

– А в песнях же о выпивке у меня говорится не так уж и часто. Кстати, мне нередко задают вопрос: а чего у вас все песни про наркотики и про алкоголь? Я отвечаю: блин, да где же много-то? Давайте посчитаем. И люди просто встают в ступор. Если даже у меня об этом и есть, то с ироническим отношением.

KM.Ru: Будут ли на сцене «Крокуса» специально приглашенные гости?

– Звать гостей? Мы думали всем бэндом, сидели, ломали головы, а потом пришли к мысли, что, на самом деле, мы так уже делали на 10-летие группы. Там были гости, люди выходили с ведущими. В Москве вел Димка Дибров, а в Питере – Юрка Гальцев. Все это уже было, и повторять, делать то же самое смысла нет. И потом – это же не день рождения группы, а мой личный. Первое отделение я буду играть один – как именинник, а во втором выйдет группа и меня поддержит.

KM.Ru: Первое отделение будет ближе к тому, что вы показали два года назад на акустическом концерте в Театре эстрады?

KM.Ru: На концерте в Театре Эстрады, помнится, вы себя некомфортно ощущали наедине с публикой и сильно сетовали поначалу по этому поводу.

– Ну, это понятно, потому что это был первый концерт в таком формате в моей жизни. Это было непривычно – выходишь, и больше на сцене никого нет, а я привык все время на кого-то опираться. Именно из-за этого я не люблю играть сольники и квартирники терпеть не могу. Ну, не люблю я квартирники, хотя раньше только их и играл. Но это было другое время.

KM.Ru: Сейчас вы себя увереннее чувствуете в акустическом формате? В «Крокусе» вам это тоже предстоит. Нет мандража?

– У меня мандража вообще никогда не бывает. На музыкальных экзаменах его, кстати, тоже не было. Видимо, это – мое (смеется). Единственное, я не то, что боюсь, но мне непривычно быть на сцене одному. Из-за этого я как-то не очень ловко себя ощущаю. А так – ну играю я и играю.

KM.Ru: В «Крокусе» первое отделение вы так же будете играть на нескольких инструментах – гитара, рояль и т. п.

– Если там есть рояль, то, конечно! Жаль, если его не будет. Наверное, будет – все-таки зал-то большой.

KM.Ru: Как вписался в вашу группу недавно пришедший из «ДДТ» барабанщик Игорь Доценко?

– А, стажер-то? (оживляется). Он у нас стажер, мы его так и называем.

KM.Ru: Почему?

– Ну а кто он? Мальчишка молодой. Хорошо хоть после армии! Старается, но в своем юношеском задоре порой забывается, его куда-то несет, он может забыть паузы, которые мы ему в голову вбиваем. Ну, это максимализм такой. Порою пытается играть громко. Просим его немного потише, потому что мы же не на стадионе. А он старается, чтобы его было слышно – даже на последнем ряду. Но ничего – толк-то будет из него! Потенциал у него есть. Еще годика два, и, думаю, он должен засверкать.

KM.Ru: В одном из недавних интервью вас спросили, что вы сыграете на концерте, а вы ответили: «Что успеем выучить с новым барабанщиком, то и сыграем». Многое успели с тех пор?

– Когда он пришел, мы честно собирались на репетиции (смеется). Провели, наверное, репетиций пять или шесть. А потом нам все это надоело, и мы перестали собираться. Мы и в группе-то, на самом деле, не репетируем и не собираемся.

KM.Ru: Во многих группах, когда меняются инструменталисты, какие-то песни неминуемо выбрасываются из программы, а какие-то добавляются. В связи с приходом Игоря Доценко вы что-то варьировали в репертуаре?

– У нас стажер, в силу своего таланта, настолько многогранен, что нет смысла что-либо выбрасывать. Он абсолютно всеяден, он настоящий профессионал и вообще – Мастер с большой буквы. Поэтому ничего не выбрасывали. Поначалу мы успели отрепетировать песен 10-12, а потом ему сказали: «Игореха, пластинки-то у тебя есть? Нет? Так хоть скачай, послушай». Он слушает, а потом на саундчеке ее пробуем, а он нам говорит: «Так вот, записана она совсем не так, там другая партия, вы чего тут играете? Это совсем другая песня!». Мы отвечаем: «Да? Ну, тогда будем играть нечто среднее». И так происходит всякий раз.

KM.Ru: У Доценко внутреннего отторжения по отношению к каким-то песням не возникает? Или как стажер он не имеет права голоса?

– Нет, он пока лишен права слова (гомерический хохот).

KM.Ru: Хорошо, что зашла речь об альбоме «Бомбардировщики» – я как раз хотел о нем поговорить. Почему на концертах так мало играется оттуда песен? Хорошие же песни: «Ленинградские мосты», «Бомбардировщики»…

– «Бомбардировщики» мы играем. А «Ленинградские мосты» мы пытались несколько раз играть» по горячим следам в московских клубах, но она же построена на джазовом «хороводе» – саксофон, труба. Без этих инструментов скучновато.

KM.Ru: А «Партизанская борода?

– Не любят пацаны мои эту песню. Там очень много аккордов.

KM.Ru: «Наши любимые»?

– Это вообще кирдык: раз в год на 8 марта, и то не знаю, когда последний раз ее играли.

KM.Ru: Слава богу, что вы хотя бы играете на концертах лучшую, на мой взгляд, песню с этого альбома «Есть!».

– Это да. Нам не удается ее забыть еще и по той причине, что он очень востребована на корпоративных вечеринках. Она настолько танцевальная, что народ просто отплясывает, блин, с радостными улыбками. Так что мы ее играем постоянно.

KM.Ru: Позже вы спели в «Есть»: «А девчонка та проказница – не дает, а только дразнится». Откуда взялась эта замена?

– Я даже не знаю. Само собой спелось, вот и все. Может, это где-то в подсознании было. Фиг знает.

KM.Ru: На юбилейном концерте в «Крокусе» сыграете ее?

– А чего нет-то? Сыграем, легко!

KM.Ru: Еще, помнится, на творческом вечере в «Театре эстрады» вы пытались петь «лохматую» песню группы «Сплин» «Звери».

– Хорошая песня, так она мне нравится! Сегодня на вокзале мы встретили «сплинов», они тоже играли в Москве. Сашка Васильев сказал: «Ну, что, съезд пчеловодов можно считать открытым» (обе группы приезжали в Москву в конце декабря, в разгар новогодних корпоративов. – Прим. ред.). «Звери» – гениальная песня, но лучше Сашки ее все равно никто не споет.

KM.Ru: В том альбоме, который вы сейчас готовите, ожидается много чужих песен. Не собираетесь включить туда и ее?

– Не думал. Даже в голову не приходило. Не знаю. Боюсь. Лучше не трогать Сашкины песни. Они настолько самодостаточны в его исполнении, что ну его на фиг. Можем только испортить.

KM.Ru: А какие чужие песни будут в новом альбоме, можете привести пример?

– Не, не могу. Не потому, что это какая-то великая тайна, а потому что альбом-то еще не устоялся. Что-то будет выбрасываться, что-то, наоборот, может быть, добавляться. Вот все еще пока на таком уровне идет. Мы еще даже со студией-то не определились.

KM.Ru: Почему же все-таки так долго тянется эпопея с этим альбомом? Год назад вы говорили, что он готов, но пока отложен, потому что вам не нравится, как он звучит. Воз и ныне там?

– Да не то, чтобы не нравилось, как звучит. Это в меньшей степени. Как-то неудачно был собран материал – абсолютно наспех. Он лежал целый год, если не больше, и я понимаю: что-то не то. Он записан, хронометраж там тоже соблюден, но лежит у меня дома, и что-то меня в нем не устраивает. Я его давал слушать пацанам, которые ко мне приходили в гости. Я же не слепой, следил за их реакцией по лицам. В альбоме нет какого-то «хука». Надо подождать – может быть, еще что-то в голову придет. Я попросил совершенно гениальную песню «Напиваются» у Вадика Демидова из группы «Хроноп». Он мне любезно разрешил ее исполнить, за что ему огромное спасибо, но, опять же, не факт, будет ли она в моей программе. Мы к ней подступались несколько раз, но получается то же самое, как если бы это спел сам Вадик. Она изначально настолько продуманно сделано, что шаг влево, шаг вправо способны ее только испортить. Правда, мы пока еще и не шагали так уж радикально. А какой смысл повторять то, что уже сделано до тебя?

KM.Ru: В чем вся загвоздка, по-ваш ему? Творческий кризис?

– Ну и в кризисе тоже, конечно! В чем же еще? Не было бы этого кризиса творческого, было бы все нормально.

Читайте также:  Рецепт жульен рыба с грибами

KM.Ru: Чем же он вызван?

– У меня такое ощущение, что я уже писал, про все это.

KM.Ru: Давайте обсудим те проекты, в которых вы принимали участие в качестве приглашенного музыканта. Очень яркая работа – песня «Без креста» «Алисы», где звучит ваш бэк-вокал и аккордеон.

– Это было на студии «Добролет», я уже не помню, когда. Я жил тогда на улице Марата на съемной квартире. Все как-то быстро записали. Рассказывать-то особо и нечего.

KM.Ru: Идея исходила от Константина Кинчева?

– Конечно от него – нешто я полезу со свиным рылом в Калашный ряд?! Костя позвонил, предложил, у меня аж дыхание перехватило.

KM.Ru: Он не объяснил, почему именно вы?

– Я даже боялся спросить.

KM.Ru: Процесс записи шел легко?

– Да у меня чего-то везде идет легко. Не мой же материал – значит, легко (смеется). Пришел, отыграл и ушел.

KM.Ru: Так же вы приняли участие в записи песни «Алисы» «Рок-н-ролл», где наши известные рокеры пели по строчке.

– Помню, Костя с гитаристом «Алисы» Евгением Левиным просили меня спеть на октаву выше. Я ответил: «Ребята, я не Гилан же, в конце концов!». Они продолжали настаивать. А вошел или не вошел в окончательный трек этот вариант, я не знаю. Я давным-давно пришел к мысли, что если тебя куда-то зовут, значит, люди уже все продумали и не надо сидеть и вы…ться. И уж, Боже упаси, давать советы в аранжировке. Спел – и слава Богу! Скажи спасибо, что пригласили. Также я принимал участие в записи альбомов священника Олега Скобли, Бориса Гребенщикова, Ромарио.

KM.Ru: Как кстати, проходила запись с Ромарио?

– Чрезвычайно весело! Ромка делал все аранжировки вдвоем со своим гитаристом Колямбой. Там-то люди все просчитали заранее, это было видно по песням. Аранжировки были выполнены безупречно, и лишь для меня они оставили маленькую лазеечку – два кирпичика, а вся стена уже была построена.

KM.Ru: Как молодой парень, о котором до последнего времени ничего не было слышно, сумел вызвать симпатию у наших «зубров» рока?

– Так я-то с легкой руки Евгения Шулимовича Маргулиса и пошел на это дело! Он мне позвонил и сказал, что есть молодое дарование, и надо ему помочь в записи альбома. А Жеке я верю на 100%. Единственный вопрос, который я задал Маргулису, как он это видит, потому что мы живем в разных городах. Он ответил, что это уже не мои проблемы. Мы сделали демо-запись на какой-то квартире – кто там живет, я не знаю (смеется). Все прошло как-то быстро, легко и весело. Потом уже записывались в студии «На Таганке».

KM.Ru: Разница в возрасте не сказывалась на процессе?

– Да ладно, я же, как уже говорил, на 50 себя не ощущаю… Так это же еще не все, с кем я записался. Вчера, вот, буквального мне приходил Наиль Кадыров и притащил наконец-то сведенный и готовый вариант его альбома, в котором мне довелось записать клавишные и весь вокал. Это уже второй его альбом.

KM.Ru: Там его песни, а вокал ваш?

– Да. На стихи Сергея Есенина. Первую часть альбома, которая включала в себя 12 песен, мы записывали в каком-то секретном гараже. Там внизу машины, а наверху мы. Гаражный рок такой (смеется). Там я тоже играл на клавишах и перкуссии, а также пел. Потом Кадыров сказал, что написал еще 12 песен. Из него же прет просто музыка, как не знаю из кого (смеется). На самом деле, он сказал, что сочинил музыку на все стихи Есенина. Но я ответил, что главное – вовремя остановиться.

KM.Ru: На концертах это будет исполняться?

– Не знаю. По крайней мере, Наиль по этому поводу мне ничего не говорил. И потом здесь фишка в том, что Наиль в записи наиграл все – кроме клавишных и перкуссий. Вдвоем на сцене нам будет сложновато.

KM.Ru: Еще недавно вы с алтайской группой «Альтависта» записали песню «Все решат деньги».

– Было дело. С их солистом Сашей Лямкиным мы встретились у них в Барнауле, где мы как раз играли. До этого он через социальные сети вышел каким-то образом на нашего гитариста Мишку Владимирова. Саша пришел к нам на саундчек с гитарой – типа, песен попеть, а Мишка, гад такой, «слил» его на меня (смеется). Потом мы сидели в гримерке, пили чай и, пока пацаны настраивались, Саша пел мне свои песни – вполне приличные. Я одобрил его творчество, посоветовал не бросать и писать дальше, а он попросил помочь ему в записи. Следом он приехал в Питер с фонограммой, куда я должен был дописать гитару с голосом. Вот там-то как раз было интересно, потому что Саша начал указывать мне, что я не так спел. Молодежь, никакой уважухи вообще к старикам! (смеется). Пришлось ему объяснять, что если я спою нота в ноту, то какой смысл было меня приглашать? Яркий пример – Евгений Маргулис, который всегда на записях поет по-своему… В результате я Сашу убедил. По-моему, это был первый и последний раз в жизни, когда мы в совместной записи настояли со звукооператором на своем.

KM.Ru: Теперь предлагаю обсудить ваши песни, исполняемых другими музыкантами. Замечательную версию вашей песни «Еду, еду, еду я» сделал Сергей Галанин.

– Так вот я только одну ее и знаю. Но знаю – это не значит, что слышал. А слышал по-моему, всего один припев, да и тот мне по телефону кто-то из наших показал. Хорошо получилось! Она стала совсем другая, и это хорошо.

KM.Ru: А Нойз МС, который использовал в своей песне сэмпл со строчкой «В каморке, что за актовым залом»?

– Просто мне предложили тогда записать музыку к фильму «Розыгрыш». Я почитал сценарий и сказал, что не смогу, потому что там должна быть модная молодежная музыка, а я в ней абсолютно не силен. Потом они мне позвонили и сообщили, что нашли какого-то пацана, который там все и сделал.

Беседовал Денис Ступников

Автор полусотни абсолютных хитов, музыкант рассказывает о шоу-бизнесе, о том, как подыгрывал Эдуарду Хилю, зачем возит с собой бюстгальтер поклонницы и каково это — стать отцом в 55 лет.

— Вмузыкальную школу меня отдали не спрашивая, и как-то все пошло-поехало. Вряд ли родители угадали мое призвание. Скорее, хотели, чтобы ребенок по улицам не болтался, с бандитами не связался. Старший брат окончил музыкалку по классу баяна, а меня отдали на аккордеон. Выходит, звезды так сошлись, что все совпало: и мне в кайф — играть нравилось и нравится до сих пор, и родителям было хорошо.


— Любопытно, что в 20 лет вы не были амбициозным парнем. Уехали из родного Дзержинска в Ленинград, окончили там институт культуры по классу «аккордеон и оркестровое дирижирование» и вдруг вернулись обратно и пошли работать в обычную школу. Редко кто рвется в провинцию.

— Вернулся, естественно, к маме. Ну, а куда еще? Но сначала отслужил в армии, а потом пошел в гороно за направлением, меня определили — школа № 33, вперед, Чиграков!


— Выходит, с тогдашним Ленинградом не сложились отношения? Не было у парня мечты: хочу здесь жить?

— Не то чтобы спал и видел… В Москву точно не хотел, потому что перекормили ею с детства. Там жила мамина сестра, и на все каникулы меня отправляли к тете. Больше всего нравилось не по музеям таскаться, а слушать магнитофон, на котором был Высоцкий. С тех пор я его песни знаю лучше, наверное, чем он сам. Музыка несложная, чего там подбирать-то — три аккорда. И вот я уже парень номер один в Дзержинске. Блатная романтика тогда была в почете.


— Популярным среди местных музыкантов вы стали, еще работая в школе в Дзержинске. Но уже в 1993-м году при поддержке Бориса Гребенщикова записали первый сольный альбом — «Чиж». Как произошло знакомство с легендой рока — БГ, Борисом Борисовичем?

— С Борисом Гребенщиковым мы познакомились так. Году в 1989-м я уехал жить в Харьков — играть в группе «Разные Люди». Однажды мы давали благотворительный концерт, чтобы собрать деньги на лечение нашего вокалиста Саши Чернецкого, и приехал Борис Борисович. Тогда не было «Аквариума», группа называлась «БГ и его маленький партизанский отряд». Он, будучи настоящей звездой, неожиданно позвал нас с собой в тур. Выступали или перед БГ, или после — все зависело от Бориса Борисовича. Может быть, он специально бросал нас закрывать выступление, чтобы мы быстрее врубились в процесс. После него выходить на сцену было крайне сложно. Но мы играли, и никто не уходил из зала. Боря молодец, это было здорово.

Мы сейчас редко общаемся, встречаемся иногда в аэропорту: «Привет! Ты куда?» — «Туда-то, а ты куда?» — «А я — сюда». И разошлись. Я бы с радостью общался с ним чаще, но он же омут, водоворот, так в себя затягивает, что сложно отойти.



Санкт-Петербург, 2000-е. Фото: Андрей Федечко


— Незаметно станете буддистом!

— Наверное. (Смеется.) Но я чрезвычайно рад тому, что в любой день могу набрать его номер и просто поболтать — это дорогого стоит. В Питер меня перетащили тот же Боря и еще двое людей: Андрей Петрович Бурлака, известнейший музыкальный журналист в городе, и Света Лосева, тогдашний директор Феди Чистякова — автора песен «Иду, курю», «Человек и кошка», помните? Убеждали, что надо ехать.


— С Питера все и началось! Интересная история вышла с созданием группы «Чиж & Co»…

— Я дал объявления во всех существующих в Питере журналах: молодой и красивый, любящий музыку, ищет таких же ребят. На прослушивание пришли сотни музыкантов. И наше первое выступление поддержал Борис Борисович! Появился неожиданно и вышел на сцену, мы вместе сыграли.


— Любопытно, как ваши родители отнеслись к тому, что сын бросил уважаемую профессию учителя и переквалифицировался в музыканты?

— Родители мои были простыми людьми: мама — бухгалтер, папа — электрик. Он ушел из жизни рано и не застал мой успех. А мама, думаю, в итоге была довольна. Но вначале не воспринимала мои «выкрутасы»: сын бросил работу преподавателя музыки и уехал в Харьков, стал рокером. Разве дело, что трудовая книжка лежит в каком-то там рок-клубе? Ее сознание перевернул один новогодний «Огонек», когда мы подыгрывали Эдуарду Хилю — «Потолок ледяной, дверь скрипучая…» После съемок я попросил ребят записать это выступление на видеокассету. И когда приехал домой, у кого-то одолжил видик и маме включил. «Похоже, ты и впрямь музыкант», — сказала она. Тут у меня гора с плеч свалилась, я понял, что волен делать то, что хочу. До этого где-то внутри грызло: а как мама отреагирует? При этом не пацаном уже был, за 30 перевалило. Но по-прежнему на ее вопрос: «Сережка, пострижешься-то когда?» — отвечал: «Никогда, мам».

Читайте также:  Насосы для воды погружные для дачи


— Сергей, ощущение, что вы популярный и успешный музыкант, когда пришло?

— Есть много людей гораздо музыкальнее и талантливее, чем я. Если вообще можно про меня сказать, что я талант… Про себя прекрасно знаю, что собой представляю, чего стою. С годами лишь появилось ощущение опыта. Уже без лишней юношеской суеты выходишь на сцену, включаешь гитару, микрофон проверяешь — раз, два, три, — даешь первый аккорд, ну, поехали! Начинаю играть — и я снова пацан! Но с последним аккордом все возвращается на круги своя, и опять я опытный старый мужик. Пора…

— Напиться. Концерт — это напряг. Энергетически столько всего навешивается, что надо, фигурально выражаясь, отмыться. За кулисами ждут поклонники: «Ой, Сергей Николаевич, а можно с вами две секунды поговорить?» — «Можно, конечно». — «Слушайте, у меня такая хрень по жизни…» И начинают рассказывать. Стоишь, слушаешь, все через себя пропускаешь. Потом идешь в гримерку, наливаешь стакан — хлоп, фух — вроде отпустило.


— Интересно, бывает, что музыканты вашего уровня ведут трезвый образ жизни?

— Бывает, конечно. Но я трезвым не доверяю. Чехов правильно сказал: кто не пьет — либо подлец, либо со здоровьем что-то не то.


— Одно дело, ребенок родился, когда тебе 25, и другое — когда 55. Даже сравнивать нельзя. Со средним сыном Николаем. Фото: Андрей Федечко


— Пагубные привычки часто разрушают семьи. Вот и у вас третий брак. По какой причине не складывалось?

— А я влюбчивый! В башке начинается необъяснимый химический процесс. Ба-бам, ба-бам, влюбился и ушел из семьи. Первый раз, второй раз… Вещи собрал — зубная щетка, трусы, гитара — и все, я пошел. И снова начинаешь с нуля: опять коммуналки, опять съемные квартиры.

С Валей, моей нынешней женой, мы вместе 14 лет. Она младше на 17 лет. Первая супруга, Марина, была ровесницей. Средняя, Оля, чуть старше. Я прекрасно к ним ко всем отношусь и до сих пор их люблю, каждую по-своему. Думаю, что они это видят. Но вот так сложилась жизнь.


— Вы общаетесь с бывшими женами?

— Естественно, да. Марина и в гости к нам приходит. От нее мой сын Миша, ему 31.


— Чем парень занимается?

— Сейчас попробую выговорить. Анестезиолог-реаниматолог. Работает в Елизаветинской больнице Санкт-Петербурга. Миша женат, но внуков нет пока.
Внуки мои от самого старшего сына — два мальчика и девочка.


— От того, который родился вне брака?

— Да, он родился, когда я был никто и звать никак. Влада уже нет в живых, его сбила машина… Вторая жена, Оля, родила Дашу, мою единственную дочь. Она поет в нашей группе.


— В последнем браке у вас родились два сына. Отдали учиться музыке?

— Даниилу всего год, рано еще. А Николя 10 лет. Его страсть — футбол. Но музыкальные способности есть: занимался на фортепиано, преподаватели говорили, что очень способный парень. Но это я дурак — с сыном нужно заниматься, а меня дома не бывает. Вот футбол и пересилил. Все лето провел на спортивных сборах.



— Я не понтуюсь, правда, и не знаю, почему мне так повезло. Может быть, это награда свыше за прошлые мытарства? С дочерью Дашей. Фото: Андрей Федечко


— Третий брак оказался самым длительным. Это вы, Сергей Николаевич, изменились или настолько удачно совпали пазлы?

— Самый кайф, как я понимаю в свои годы, это когда с женщиной складывается и любовь, и дружба. Когда такие разные понятия сливаются воедино. Валя хорошо понимает психологию музыканта, образ жизни, который я веду. Первый наш с ней совместный год я таскал ее с собой на гастроли, чтобы изнутри посмотрела на мою жизнь. Поездила и быстро устала. Хотя, казалось бы, ничего не делала, только переезжала из города в город. Условия уже были хорошие. Но все равно непросто. Валя не работает, занимается домом, детьми.


— Ваш младший сын родился, когда вам исполнилось 55. Какие чувства испытываете к такому крошечному человеку?

— С Данькой все совсем по-другому. Одно дело, ребенок родился, когда тебе 25, и другое — когда 55. Даже сравнивать нельзя.


— Где вы познакомились со своей нынешней женой?

— В поезде. Отыграли гастроли, причем в родном Дзержинске, возвращались в Санкт-Петербург с Женькой, нашим аккордеонистом, а она ехала к себе домой, в Великий Новгород. Картина такая: я тогда был наголо побрит, а Женька, наоборот, с длиннющими патлами, оба вваливаемся в купе. А на верхней полке расположилась с книжечкой девушка. На ее месте я бы убежал. Один — мурло такое лысое, другой — грязный, нечесаный. В руках у одного аккордеон, у другого — гитара. Эге-гей, здрасьте, барышня, вот вам свезло.

У меня с собой были мамины пирожки, Женька выставил бутылку водки на стол. Я предложил: «Девушка, не хотите отобедать?» Разумеется, на нас ноль внимания. А ехать-то долго… Я говорю: «Девушка, вы нас не бойтесь, мы с виду такие, а на самом деле добрые и отзывчивые. Можем Пушкина вам прочитать наизусть, Есенина процитировать или спеть. Я даже могу попробовать сыграть Шопена на аккордеоне, на гитаре что-нибудь изобразить». В общем, как-то уболтали ее — спустилась. Предполагаю, что она была все-таки немножко испугана. Но после маминых пирожков, видимо, сообразила, что никакой агрессии от нас не идет и вообще быть не может. У нас с Женькой глаза как у сенбернаров. «Вы, — спрашивает, — музыканты?» Я говорю, что нет, блин, геологи! Молодец, девка, смекалки не занимать. «А что за группа?» — «Чиж & Co». Нет, сердце не бьется? Я вообще-то солнце русской поэзии». А она серьезно так продолжает расспрашивать: «А что вы играете? Я ничего про вас не слышала». — «Да хрень всякую».

В общем, ей ничего не было нужно, нужно было мне. Валя — женщина потрясающей красоты. И я завелся. Начал все с самого начала. В поезде ничего не решилось. Телефона у нее не было, только «аська». Кто-нибудь помнит, что это? Писал ей каждое утро, как подорванный.


— Тяжелая ситуация для женатого мужчины…

— Очень. Перед дочерью было стыдно. Но ничего не поделать. Вали я добивался больше года. Мы уже в тур с ней съездили, но и тогда еще не было ничего понятно. Ну а потом в один миг решились. Я собрал вещи и ушел.


— В то время вы уже были известным музыкантом. Интересно, каким было ваше материальное положение.

— Знаете, я когда-то зарекся быть бедным. В самом начале 1990-х приходилось играть на свадьбах, а потом, когда гости расходились, забирать остатки еды с собой. Когда родилась Дашка, мы с Ольгой жили в Харькове в какой-то стремной квартире — заброшенный дом, без горячей воды. И однажды я сказал: «Оль, я когда-нибудь стану нормальным музыкантом, и ты не будешь работать».

В Питер мы с Олькой переехали на свой страх и риск, потому что никто ничего не обещал… Я уже рассказывал, что Борис Борисович, Андрюха Бурлака и Светка Лосева позвать-то позвали, но никто же моими жилищными условиями заниматься не стал бы. Мне повезло: здесь жили и живут до сих пор мои старые друзья по Нижнему, и у них была свободная комната в коммуналке. Они сказали: есть место, приезжай. Мы приехали, и началось скитание по коммуналкам, из одной в другую, с маленьким ребенком. Первая квартира появилась, когда Дашка пошла в 1-й класс.


— Я всегда очень сильно хотел стать музыкантом. До сих пор хочу им стать. Фото: Андрей Федечко

Я долго копил и приобрел маленькую двушку с кухней в коридоре. Но в центре — на Малой Морской. Йес! И офигел от счастья — мне тогда уже лет 40 было. А потом ее продали, переехали на угол Мойки и Невского. Жизнь с Валей началась в более благоприятных условиях: мы снимали квартиры, все в центре. Пока я не купил свою на Фонтанке.

Для меня важно, что это центр. Иначе какой был смысл уезжать из Дзержинска, где я жил в спальном районе? Приехать сюда и жить в Купчино?


— Сергей, ваши поклонницы — кто они? Меняются с годами?

— Есть старые, преданные, которые еще с прошлого века. Их даже поклонницами назвать трудно, скорее друзья. Они проходят к нам в гримерку, и это замечательно. Ой, привет, привет, как дела, а что дома? Есть молодые, они в дочери мне годятся.


— По молодости ваши фанатки устраивали безумства?

— Если вы имеете в виду сексуальные оргии, то их не было. Не сложилось, не повезло нам. (Смеется.) Роуди — тех, кто в автобусе ездит с музыкантами, — у нас тоже не было. А вот лифчики на концертах бросали! Один до сих пор вожу с собой. В кейсе от гитары лежит.

— Видимо, да. Я сам себе придумал, что это наш талисман. Самое смешное, что он появился не так давно — можно как бы и носить, он еще не истлел. Причем из Германии. Когда вернулся с гастролей, с порога Вале сказал, что поклонница бросила его на сцену и что я не буду его выкидывать.
Коричневатенький такой, почти черный, кружевной, наверное. Я не разглядывал, просто — опа! — и засунул в карман. Бывает, рвется струна, начинаю искать запасную, в кармане кофра куча всякой ерунды, не сразу нужную вещь найдешь. Все выкладываю, и тут для зрителей неожиданно вынимается лифчик. Все смеются.


— Финальный вопрос по поводу везения и успеха. Миллионы мальчишек мучают гитару и сочиняют, может быть, даже неплохие песни, но не становятся популярными исполнителями. В чем секрет?

— Я не понтуюсь, правда, и не знаю, почему мне так повезло. Может быть, это награда свыше за прошлые мытарства? Но я всегда очень сильно хотел стать музыкантом. До сих пор хочу им стать. Хочу играть как битлы, как Эрролл Гарнер, хочу дирижировать как Караян. Хочу играть на барабанах как Макс Роуч. А на баяне — как Геннадий Мамайков. А на аккордеоне — так, как играет мой преподаватель, профессор Кравцов.

Это настолько круто, что моей жизни не хватит, чтобы хотя бы на шаг приблизиться к такой мечте.

Сергей Чиграков

Родился: 6 февраля 1961 года в Дзержинске


Образование:
окончил Ленинградский государственный институт культуры (кафедра оркестрового дирижирования и народных инструментов)


Карьера:
играл в группах «Разные Люди», «Полковник и Однополчане», «Шива». В 1994 году основал рок-группу «Чиж & Co», с которой выступает и сегодня.
Автор более сотни песен


Семья:
жена — Валентина; сыновья — Николай (10 лет), Даниил (1 год); дети от предыдущих браков — Михаил (31 год), врач; Дарья (25 лет), музыкант

Комментировать
0 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Adblock detector